Борис Моисеев

После инсульта Борису Моисееву путь в пластическую хирургию отрезан
Пятница, 27 июля 2012 года
Борис Моисеев

«Девочка Боря» — так за глаза называют главного неформатного певца и танцора нашей эстрады. Его лицо всегда бело-розовое, глаза подкрашены, а идеально ровная улыбка сияет, оттененная прозрачным блеском. В сочетании с выбеленными волосами он напоминает милого фарфорового пупса с обиженно надутыми губками. «Я играю в свою историю. Мне абсолютно наплевать, как к ней относится общественность, политическая элита, верхушка шоу-бизнеса. Мне интересна моя жизнь и моя карьера как художника. Публике это нравится, она кайфует от этого. Я для них хрупкий, обиженный, незащищенный крошка. Голый король, шут!»

Борису Моисееву в этом году исполнилось 58 лет, так что навряд ли у кого-то вызовет сомнения то, что он неоднократно прибегал к помощи пластических хирургов. Сохранить лицо в таком состоянии к шестидесяти годам поможет только пластика. Ну или чудо.

Красота требует жертв

Пластическую хирургию Моисеев любит, о чем не стесняется открыто говорить. Будучи звездой эстрады, он считает своей прямой обязанностью следить за внешностью, вовремя избавляясь от несовершенств и возрастных изменений. «Я не стремлюсь сделать из себя модель этими операциями, — объяснял Моисеев. — Но у меня все сделано, все додумано. Я не надувал губы Ботоксом — мне это не надо, потому что это неправильно. Я убрал только ненужные вещи: двойные подбородки, сальники, низ живота — все старческое».

На борьбу с возрастом, по словам самого Бориса, он потратил порядка 50 000 долларов. Эта сумма ушла на блефаропластику, подтяжку лица и шеи. Альтернативные методы коррекции веса певец не признает, считая их малоэффективными, а то и вовсе бесполезными. За свою жизнь он многое перепробовал: и китайские таблетки для похудения пил, и специальным пластырем обклеивался, и «золотую серьгу» в ухо вставлял… все без толку. Рано иди поздно этих «умеренных» усилий становится недостаточно — тогда и наступает время пластической хирургии.

Певец считает, что красота требует жертв, и он с готовностью идет на них. Во время одной из круговых подтяжек лица Моисеев перенес клиническую смерть. Врачи в течение сорока минут боролись за его жизнь, впредь запретив ему злоупотреблять пластикой. Однако звезду это не останавливает. По его собственному признанию, после этого случая он не раз ложился под нож пластического хирурга и сделает это снова, если того потребует его внешность. Просто теперь перед каждой операцией Моисеев молится в церкви и прощается с друзьями. Казалось бы, к чему идти на такой риск. Но у певца свои взгляды на жизнь.

Надо жить!

Детство его было трудным и далеко не гламурным, он обитал в коммунальной квартире на двадцать семей, голодал, ненавидел свою судьбу. При всем этом он был поздним, обожаемым ребенком, что избаловало его. Боря с малых лет отличался ранимостью, воспринимал любую неприятность как трагедию. Выжить с таким характером в бедной послевоенной Белоруссии, по его словам, ему помог голос Робертино Лоретти. «Мне было шесть лет, когда я впервые услышал его. И он перевернул всю мою жизнь, помог справиться с ситуацией. Я просто сказал себе: „Надо жить! Послушай, как он поет. Ты станешь такой же звездой, но для этого надо выжить!“ И я выжил, хотя никто этого не ожидал — ни мама, ни окружающие».

С тех самых пор Борис с дотошностью и маникальностью делал все, что требовала от него профессия: занимался хореографией и вокалом. На протяжении первых лет своей сценической карьеры он неустанно культивировал имидж неуживчивого, амбициозного и конфликтного юноши. Как говорит сам певец, он заболел «звездной болезнью» еще до того, как стал звездой. Отсюда и нездоровое стремление к самосовершенствованию, которое заглушает голос разума и инстинкт самосохранения.

Путь в пластическую хирургию заказан

В 2010 году Борис Моисеев перенес инсульт. За его жизнь боролись лучшие нейрохирурги столицы, процесс восстановления был долгим. Даже спустя два года певцу трудно давать длинные интервью: его речь нарушена из-за последствий болезни. После того как он второй раз побывал на границе жизни и смерти, путь в пластическую операционную ему точно заказан. Вот только сам он считает иначе… Если возникнет необходимость, он сделает себе пластику. Только пока не нашелся хирург, который возьмет на себя ответственность за жизнь такого «отчаянного» пациента: Моисеев может попросту не перенести наркоз.

Комментарии