Гайк Бабаян

Ни хрящи, ни кость, ни что-то еще не может вырасти после ринопластики!
Вторник, 24 июля 2012 года
Гайк Бабаян

От неудачного исхода ринопластики не застрахован никто. В каких-то случаях можно говорить о том, что причиной осложнений стали допущенные в ходе операции технические ошибки и просчеты пластического хирурга, в каких-то виной всему недисциплинированность самого пациента, ну а в каких-то случаях — роковое стечение факторов. В этом материале мы не ставим задачу разобраться в причинах неблагоприятного исхода операции, мы хотим лишь подчеркнуть, что любой, даже самый сложный случай, поддается коррекции. Да, возможно, результаты вторичной ринопластики будут уступать в эстетике первичной, но опытный квалифицированный хирург всегда сможет «выжать» из вашего носа максимум. Сегодня мы будем беседовать со специалистом, который не нуждается в громком представлении. Его и так все знают как ведущего специалиста в области ринопластических операций. Это Гайк Павлович Бабаян — пластический хирург, на долю которого выпадает более 45% переделок.

Корр.: Гайк Павлович, несметное количество пациентов, которые сделали первую ринопластику в других клиниках, идут к Вам на переделку. То есть общественное мнение сформировалось: Вас считают лучшим в этом направлении, Вам доверяют. Хотелось бы узнать, с какими именно проблемами и недовольствами обращаются пациенты?

Гайк Бабаян: Как правило, пациенты приходят с жалобой на затрудненное дыхание или его отсутствие вследствие некорректно проведенной операции. Вторая группа недовольств связана с различного рода деформациями и асимметрией.

Корр.: Ситуации, когда пациент приходит к хирургу с некрасивым, но дышащим носом, а уходит с красивым, но утратившим свою функциональную особенность, сегодня повторяются все чаще и чаще. Вы сказали, что это может быть следствием «некорректно проведенной операции». Что Вы имели в виду?

Гайк Бабаян: Операция, в ходе которой хирург допустил ошибку, которая и стала роковой. Коррекция носа — это всегда взаимодействие внешних и внутренних структур. То есть если мы работаем с наружным носом, хотим улучшить эстетику, но при этом не учитываем анатомические особенности перегородки, то не исключены проблемы с дыханием. Чтобы провести грамотную коррекцию специалисту просто необходимо владеть техникой септопластики.

Корр.: Как пациенту обезопасить себя?

Гайк Бабаян: Успех повторной ринопластики зависит от опыта, квалификации хирурга. Во избежание негативных последствий в виде осложненного дыхания рекомендуется обращаться к хирургам, владеющим лор-специализацией.

Корр.: А ведь во многих клиниках оперируют сразу два специалиста — пластический хирург и лор. На Ваш взгляд, насколько это корректно.

Гайк Бабаян: Да, это распространенная практика. Я считаю, что с носом все-таки должен работать один специалист.

Корр.: Гайк Павлович, мы знаем, что хирурги — не Боги. Неудачи могут быть у каждого, даже самого именитого хирурга. Но ведь не всегда осложнения возникают по вине специалиста.

Гайк Бабаян: Совершенно верно, не всегда. Иногда хирург спланировал все правильно, рассчитал правильно, на высшем уровне провел все манипуляции, но в итоге все вышло не совсем так, как он того ожидал. Нос — это живой организм, поэтому у кого-то спайка может образоваться, у кого-то вмятинка, могут быть незначительные искривления. Важно то, что эти эстетические недостатки можно устранить нехирургическим путем — с помощью инъекций, манипуляций, процедур. Сегодня разработано огромное количество методик и препаратов для этих целей.

Корр.: После ринопластики в течение года нос пациента пребывает в динамике. Когда правильнее всего давать оценку работе хирурга и говорить о переделке?

Гайк Бабаян: Предварительные результаты можно оценить сразу после снятия гипса. Уже на этом этапе визуально можно определить, правильно нос сформирован или нет. Через месяц-полтора, оценив ситуацию, хирург и пациент решают, нужна повторная коррекция или можно обойтись без нее. И здесь тоже не стоит спешить с повторной ринопластикой, поскольку основная масса отечности спадает только к 3-4 месяцу, а то и позже. И уже после того, как отек спал, принимается окончательное решение относительно коррекции результатов. Иногда происходит забавные случаи. Ко мне приходят пациенты из других клиник и говорят, что у них после операции «вырос хрящ или кость». Эти жалобы вызывают у меня улыбку, поскольку знаю, что ни хрящи, ни кость, ни что-то еще не может вырасти после ринопластики. Просто сходит отек и обнажает все неровности.

Корр.: Хирурги, чьи ошибки Вы исправляете, не обижаются на Вас?

Гайк Бабаян: Это нормальная здоровая практика. Здесь не должно быть никаких обид. Работа — работой, личные отношения — отношениями. Прежде чем взяться за пациента, я всегда рекомендую ему сделать повторную ринопластику у того специалиста, который проводил первую. И только если он категоричен и хочет делать коррекцию у меня, я продолжаю диалог.

Корр.: Какой процент операций приходится на повторную ринопластику?

Гайк Бабаян: Из общего числа пациентов, которые приходят на пластику носа, 40-45% обращаются за повторной.

Корр.: Какова психология пациента, который планирует сделать коррекцию неудачной операции? Наверняка, они в подавленном состоянии, агрессивные, пессимистично настроенные.

Гайк Бабаян: Отнюдь нет! Они готовы к пластике. Обычно не испытывают никаких страхов перед предстоящей операцией, зачастую форсируют события с целью поскорей получить хороший результат.

Корр.: Сколько времени должно пройти между неудачной операцией и ее последующей коррекцией?

Гайк Бабаян: Все зависит от объема. Если речь идет о полной коррекции, то не раньше, чем через 6 месяцев. Если объем оперативного вмешательства небольшой, то повторную ринопластику можно провести на 3-4 месяц.

Корр.: Усложняется ли работа хирурга с каждой последующей коррекцией?

Гайк Бабаян: Безусловно. Поэтому для хирурга важен опыт как в первичной, так и в повторной ринопластике. Здесь очень много нюансов, очень много подводных камней. Не раз сталкивался во время проведения коррекции с тем, что после нескольких операций у пациентов от носа ничего не оставалось — ни костной ткани, ни хрящевой. Приходилось воссоздавать нос с нуля, используя импланты — донорский материал самих пациентов.

Корр.: Гайк Павлович, не раз приходилось слышать от Ваших пациентов, что повторная ринопластика им выполнялась под местной анестезией. Действительно ли это так?

Гайк Бабаян: Если объем операции небольшой, то это вполне допустимо.

Корр.: Лично Вы отдаете предпочтение первичной или повторной ринопластике?

Гайк Бабаян: Мне с первичными носами легче работать, но с повторными интереснее.

Корр.: Каковы особенности реабилитации после повторной ринопластики?

Гайк Бабаян: Реабилитация протекает в обычном режиме, единственное, требуется более тщательный контроль, поэтому число плановых послеоперационных осмотров следует увеличить.

Корр.: Я благодарю Вас, Гайк Павлович, за беседу. Пациентам, которым только предстоит повторная ринопластика, хочется пожелать легкой реабилитации. А Вам — удачи в столь нелегком, но интересном деле!