Андрей Искорнев

Крем никогда не заменит пластическую операцию!
Среда, 13 февраля 2013 года
Пластический хирург Андрей Искорнев

Андрей Искорнев является одним из самых молодых пластических хирургом в России. К своим 29 годам он успел отучиться в РГМУ им. Пирогова, пройти множество зарубежных стажировок, стать руководителем двух клиник, а также полюбиться элите отечественного шоу-бизнеса. Сегодня это наш эксперт. Мы поговорим с хирургом о различных эстетических процедурах, о том, как не пострадать от рук недобросовестных врачей, и о том, почему некоторые хирурги не могут отказать своим пациентам, превращая их в настоящих «монстров».

Корр.: Андрей Александрович, начнем с малого. Не секрет, что с каждым днем популярность, к примеру, инъекций ботокса только растет. С какого возраста можно делать «уколы красоты»?

Андрей Искорнев: Нельзя назвать точную цифру. Наличие показаний к процедуре обусловлено индивидуальными особенностями организма, наследственностью, общим состоянием кожи. Иногда бывает так, что у девушки уже в 20 с небольшим появляются видимые морщины. Однако в основном все-таки в этой процедуре нуждаются женщины за тридцать.

Корр.: Услуги по введению ботокса сейчас готовы предложить абсолютно все клиники пластической хирургии и центры косметологии. Как Вы считаете, кому стоит отдавать предпочтение?

Андрей Искорнев: Вы знаете, меня немного пугает сегодняшнее отношение пациентов к этой процедуре. Многие считают, что это сравнимо с походом в солярий или на эпиляцию. Запомните, уколы должен делать только опытный врач. Инъекции следует проводить исключительно в клинике, где созданы все надлежащие условия. Если процедура проводится у кого-то на дому, то как можно быть уверенным на все сто процентов, что содержащееся в ампулах вещество действительно ботокс? Было уже много случаев, когда пациентам вкалывали что-то не то. Например, сделают инъекции в нос каким-то раствором, и там потом такие процессы начинаются… вплоть до атрофии хряща. Я не понимаю тех барышень, которые смело соглашаются на уколы в домашних нестерильных условиях.

Корр.: Зачастую пациентов не устраивает краткосрочный эффект от уколов ботокса. Постоянно ходить на процедуры в клинику для некоторых людей дороговато. Поэтому и выбирают «экспертов на дому»…

Андрей Искорнев: Про недолговечность результата не согласен. Сейчас появилось очень много методик, которые оказывают пролонгирующее действие, увеличивая срок, в течение которого токсин ботулизма проявляет активность. Нужно просто следить за новостями индустрии. Ориентироваться на информацию, публикуемую на сайтах клиник, на различных профильных порталах.

Корр.: А как же вездесущая реклама? Она обещает удивительные результаты, навязывается. Как пациенту лавировать в море правдивых и ложных сообщений?

Андрей Искорнев: На поводу у рекламы идти ни в коем случае нельзя. Надо ориентироваться на репутацию медицинских учреждений и врачей, которые там работают. Ну, и на свой здравый смысл, конечно! Потенциальным клиентам могут пообещать и безоперационную ринопластику, и безболезненную липосакцию с минимальным реабилитационным периодом. Но это чушь. Надо держать в голове, что пластика носа — одна из самых сложных операций в эстетической хирургии. Тех, кто делает ринопластику действительно качественно, немного. Имена известные. Чтобы их сосчитать, как говорят, хватит пальцев одной руки. А когда населению внушается, что липосакция избавит всех страдающих ожирением от ненавистного груза, мне становится смешно. Это такая же чушь, как неинвазивная ринопластика. Липосакцию нельзя проводить пациентам, у которых индекс массы тела превышает допустимые пределы. Надо понимать, что данная процедура — это заключительный этап в придании телу желаемых контуров, а не лекарство от ожирения.

Корр.: Но ведь хирургам тоже хочется кушать. Ради денег многие берутся исполнять даже самые безумные желания пациентов. Стоит только вспомнить знаменитую Джослин Вильденштейн, так называемую «женщину-кошку»…

Андрей Искорнев: Поверьте, пластические хирурги — люди с доходом намного выше среднего. Просто у кого-то есть понятие о врачебной этике, а у кого-то оно отсутствует. Если бы госпожа Вильденштейн пришла ко мне на консультацию и сказала, что хочет быть похожей на кошку, чтобы удержать богатого мужа, который обожает охотиться на пантер, я бы посоветовал ей обратиться сначала к психологу. В моей практике были случаи, когда приходили женщины и просили сделать операции не потому, что они так хотят, а потому, что иначе им не удержать своих мужей. Разговор с такими клиентками у меня короткий. Я просто отправляю их восвояси.

Корр.: И напоследок. Есть люди, которые не отличаются тягой к пластической хирургии, предпочитая ей различные косметические и косметологические процедуры. Могут ли различные аппаратные методики, кремы, маски и инъекции заменить полноценную операцию?

Андрей Искорнев: Не хочется расстраивать тех, кто любит визиты к косметологу и походы за дорогими кремами, но 99% всех спасительных эмульсий не проникают в подкожный слой. А это означает, что, намазавшись тем или иным средством, вы не проснетесь утром с подтянутыми веками или с большими губами, а морщины бесследно не исчезнут. Я всем советую не выбрасывать деньги на ветер. Лучше вкладываться в то, что стопроцентно принесет дивиденды, — в эстетическую хирургию. Крем никогда не заменит операцию.

Ливингстоун Анна

Комментарии