Остатья без ушей после отопластики

Пластический хирург Александр Дидух оставил пациенток без ушей
Понедельник, 22 октября 2012 года

Уголовное дело по факту неподобающего исполнения профессиональных обязанностей, которое повлекло тяжелые последствия, возбуждено в отношении врача Александра Дидуха. Он обвиняется в том, что оказал неквалифицированную помощь двум пациенткам, допустил врачебную ошибку, которая оказалась роковой.

Операция проводилась в 2004 году, по всеобщим меркам вмешательство было несложным: пациентке должны были устранить лопоухость. Но все закончилось трагедией.

В марте 2004 года Татьяна Сорочан-Оржеховская со своей подругой Анастасией Логвиненко пришла на прием к Александру Дидуху, врачу хирургического отделения первой городской больницы в Черкассах (Украина). О причине обращения говорит сама Татьяна: «Я не была лопоухая. Просто хотела на свадьбу сделать идеально приглаженную прическу». Подруга решила делать операцию вместе с невестой. Врач заверил девушек, что отопластика — простейшая операция, которая займет 15 минут и обойдется всего в 100 долларов.

Отопластика проводилась под местным наркозом, в роли анестезиолога выступила 80-летняя медсестра Елизавета Мурникова, которая собственноручно готовила раствор лидокаина и делала укол обеим девушкам. По их словам, инъекция была столь болезненной, что они кричали. Комментарий Дидуха говорил сам за себя: «Фифочки пришли, не нервируйте меня». После одного укола уши у девушек горели и чувствительность не пропадала, поэтому хирург сделал им еще по одному, не обращая внимания на первые пугающие симптомы: уши сначала побелели, а потом приобрели желтушный оттенок.

После операции головы пациенткам перемотали бинтами и отправили по домам. Как оказалось позже, боль от укола была вызвана раствором лидокаина: вместо физраствора пожилая медсестра по ошибке добавила в него хлористый. Следствием такого обезболивания стали огромные раны, которые открылись на месте укола: хлористый раствор в буквальном смысле разъел ткани, практически обнажив кость. Из ран сочилась сукровица, не помогли никакие меры, предпринятые другими врачами больницы. Дидух скрылся, о его местонахождении до сих пор ничего не известно.

Помочь девушкам исправить ошибку хирурга взялись врачи городской больницы. Единственным выходом, который они смогли предложить, стала ампутация ушных раковин. Операции заняли два и четыре часа для Анастасии и Татьяны соответственно. И снова результаты оказались чудовищными: дыры за ушами стали еще больше. В течение следующего года Татьяна 14 раз ложилась на операционный стол, и ни одна из операций в итоге не принесла желаемого результата.

«Мне разрезали шею, вставляли филатовский стебелек. Чтобы прилепить кусок мяса, который сейчас есть над мочкой уха, пришлось срезать кожу на бедрах. Это тоже очень болезненная операция, потому что кожа натягивается при малейшем движении. Каждый раз давали большие дозы наркоза, потому что организм привыкал, и я не могла заснуть. На последних операциях нарушилось кровообращение, врачи не могли остановить кровь. Все время оперировали в городской больнице. Денег не брали, но медикаменты покупала сама. Мама взяла кредит».

Как выяснила позже сама девушка, в Украине нет ни одного пластического хирурга, который способен восстановить ушные раковины после варварски проведенной отопластики. И, тем не менее, простые хирурги из городской больницы в Черкассах смело брались за дело... 14 раз!

Кое-как залечить последствия ужасающей пластики девушки смогли через два года. Многочисленные наркозы подорвали их здоровье, у Татьяны в одну из операций случилась клиническая смерть. И все это уже не говоря о том, каких жертв стоила девушкам врачебная ошибка: отсутствие личной жизни, потеря профессии, постоянные суды и медобследования, которые теперь будут необходимы им всю жизнь.

После того случая прошло уже восемь лет, и только теперь девушкам удалось добиться возбуждения уголовного дела. В прокуратуре лишь отговаривались: «С врачами бессмысленно судиться. Ни один человек в Украине не выигрывал такие суды». Анастасия сдалась, но Татьяна шла до конца. Лишь через год ей удалось добиться, чтобы ее признали потерпевшей! До того времени, по словам гособвинителей, для этого «не было оснований».

За восемь лет, которые длилось расследование, было проведено семь экспертиз. И только через восемь лет после операции дело было передано в суд. Не будь Татьяна столь настойчивой, вряд ли об этом случае стало бы известно общественности. И вернувшийся из небытия Дидух вновь стал бы оперировать, «даря» людям красоту и здоровье... за умеренную плату.

Каргина Ульяна

Комментарии